• А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Э
  • Ю
  • Я
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z
  • #
  • Текст песни Александр Розенбаум и Братья Жемчужные - На улице Гороховой

    Исполнитель: Александр Розенбаум и Братья Жемчужные
    Название песни: На улице Гороховой
    Дата добавления: 13.03.2015 | 12:51:19
    Просмотров: 147
    1 чел. считают текст песни верным
    0 чел. считают текст песни неверным
    На этой странице находится текст песни Александр Розенбаум и Братья Жемчужные - На улице Гороховой, а также перевод песни и видео или клип.
    На улице Гороховой ажиотаж:
    Урицкий всю ЧК вооружает.
    Всё потому, что в Питер
    в свой гастрольный вояж
    С Одессы-мамы урки приезжают.

    А было это летом, в восемнадцатый год,
    Убили Мишку в Питере с нагана.
    На сходке порешили отомстить за него
    Ребята загорелые с Лимана.

    Майданщик молдаван и толстая Кармен,
    Что первая барыга на Привозе.
    Четырнадцать "мокрушников" с собой взял Сэмен -
    Горячий был народ на паровозе.

    Уже чух-чух пары, кондуктор дал свисток,
    Прощальный поцелуй, стакан горилки.
    С Одессы-мамы, дунул вей–ты–вей-ветерок
    До самой петроградской пересылки.

    И всю дорогу, щёки помидором надув,
    Шмонали "фараончики" по крышам.
    "Шестёрок" Сеня сбросил под откос на ходу
    И в тамбур покурить устало вышел.

    А там стояла "жучка" двадцати пяти лет
    И слабо отбивалась от кого-то.
    Дешёвый фраер в кепке мял на ней туалет,
    И Сёма чуть прибавил обороты.

    "Я видел Вас на рейде возле женщины, граф,
    Стояли Вы, как флагман под парами.
    Советую на задний ход врубить телеграф,
    Чтоб не было эксцессов между нами."

    Чуть спортив воздух, фраер, как иллюзионист,
    Под стук колёс моментом испарился.
    Спасённая дрожала, как осиновый лист,
    И Сеня с чувством долга испарился.

    И вот на горизонте Царскосельский вокзал
    Встречает урков с мясом пирожками.
    Сэмен такую речь задвинул, что зарыдал
    Весь паровоз горючими слезами.

    Чуть, стиснув зубы, на перрон вразвалку сошла,
    Как на берег, красавица Одесса.
    Плеснула в Петроград её морская душа,
    И дрогнули со страха райсобесы.

    На Невском у Пассажа, там, где деньги рекой,
    К ним на фаэтоне двое подкатили,
    Но толстая Кармен достала первой свой "кольт"...
    И над столами в морге свет включили.
    Но толстая Кармен достала первой свой "кольт"...
    И над столами в морге свет включили.
    The street Gorokhovaya hype:
    Uritzky all Cheka arms.
    That's because Peter
    in his tour trip
    On the Odessa-mother thieves come.

    And it was in the summer, in the eighteenth year,
    Bear killed in St. Petersburg with his revolver.
    At a gathering they decided to take revenge for him
    Guys with tanned estuary.

    Maydanschikov Moldovans and thick Carmen
    That the first huckster at Privoz.
    Fourteen & quot; Mokrushnikov & quot; took with him Semen -
    Hot was the people on the train.

    Choo choo already-pair, the conductor gave a whistle,
    Farewell kiss, a glass of vodka.
    On the Odessa-mother blew Wei-you-wei-breeze
    Until the Petrograd shipment.

    And all the way, puffing out his cheeks tomato,
    Shmonali & quot; faraonchiki & quot; on the roofs.
    & Quot; sixes & quot; Senya dropped derailed on the go
    And in the vestibule smoke came wearily.

    And there was a & quot; bug & quot; twenty-five years
    And weak to fend off someone.
    Cheap fraer in cap squeezed her toilet,
    And Sema little added momentum.

    & Quot; I saw you on the roads near the woman graph
    You stood as the flagship of the fallow.
    I advise you to back up the kerf Telegraph,
    That there was no excesses between us. & Quot;

    Spor little air fraer as an illusionist,
    By the sound of wheels the moment vanished.
    Saved shaking like a leaf,
    And Senya dutifully evaporated.

    And on the horizon Tsarskoselsky Station
    Urkov meets with meat pies.
    Semen so it pushed that wept
    All locomotive bitter tears.

    Little, gritting his teeth, went to the platform waddle,
    How to shore, beautiful Odessa.
    Splashed in Petrograd its maritime soul,
    And trembled with fear raysobesy.

    On Nevsky in passages where the money river
    These two phaeton rolled,
    But thick Carmen took his first & quot; Colt & quot; ...
    And over the tables in the morgue light included.
    But thick Carmen took his first & quot; Colt & quot; ...
    And over the tables in the morgue light included.
    Опрос: Верный ли текст песни?
    ДаНет